Записки секретного учёного

[sticky post]Curriculum vitae
alexuslob
По просьбе френдов размещаю информацию о себе и некоторые работы.
1977 г.р. Родился в г.Ульяновске. В 1999 г. окончил исторический факультет СПбГУ, в 2004 г. защитил кандидатскую диссертацию на тему: «Материалы Пушкарского приказа как источник изучения русской артиллерии XVII в.» (научный руководитель – д.и.н. проф. Р.Г.Скрынников).
Член редколлегии электронного научного издания «История военного дела: исследования и источники», составитель и ответственный редактор специального выпуска «Русская армия в эпоху царя Ивана IV Грозного: материалы научной дискуссии к 455-летию начала Ливонской войны», научный редактор монографии Филюшкин А. И. Изобретая первую войну России и Европы. Балтийские войны второй половины XVI века глазами современников и потомков. СПб.: Дмитрий Буланин, 2013. 845 с. (Studiorum Slavicorum Orbis. Вып. 6).

Сфера научных интересов: военная история России XV-XVII вв.(Смоленская война 1512-1522, Ливонская война 1556-1583, Смута, Смоленская война 1632-1634, Тринадцатилетняя война, русско-татарские и русско-турецкие войны) и всё, что связано с Menschenabschlachtungsindustrie (человекоубойной промышленностью) XV-XVII вв., т.е. главным образом артиллерия.

бух-бабахCollapse )

Diplomáticos rusos en Еspaña. 1667–2017
alexuslob
Вышла коллективная монография Российские дипломаты в Испании. Diplomáticos rusos en Еspaña. 1667–2017 / Отв. редактор О.В.Волосюк. - М.:Международные отношения, 2017 – 672 с. илл.. ISBN 978-5-7133-1557-3.
бухбабахCollapse )

продолжение дискуссии с А.Казаковым
alexuslob
Выношу в отдельный постинг дискуссию о локализации битвы под Оршей

Поскольку оппонента задевает то, что я не привожу его аргументацию, то вот отдельно каждый может познакомиться с положениями гипотезы А.Казакова на академии.еду: статья в белорусском варианте
и статья местами дополненная, но местами несколько сокращенная - в польском варианте
Кое-какие свои соображения я повторю.
Продолжу... )))
Итак, нет ни одного источника, прямо локализующего сражение между Крапивной и Дубровной.
Между тем львиная доля источников говорит о "тяготении" к оршанскому полю - фразы русских летописей "под Оршею", имперские и тевтонские источники "bey Orsa" и т.д. На что оппонент отвечает:
"Глянь к примеру, как французы называют Бородино и посмотри на схему бородинского сражения (благо оно локализовано точно) и задай себе вопрос, почему из кучи вариантов выбрано название объекта, который дальше всего от места событий. Какое название было на слуху, так и называли. Ну, а альтернативные варианты имеются, ты сам их цитируешь - на Кропивне. Причем так не только у Гурского, но также в ПСРЛ, Т. 35: "за Оршею городом, за Днепром, на Кропивне". У Радзивиллов картина была с изображением битвы на Кропивне опять же, это есть в статье Марека в том же томе ;). Но, повторюсь, принципиального значения это не имеет".

Проблема то в том, что к Орше "тяготеют" источники различного происхождения, с разных сторон. Да, "битва на Крапивне" тоже имеется, но это не должно удивлять - напомню, что именно на обрывистых берегах ее произошло итоговое избиение отступавшей армии Челяднина и Булгакова. Поэтому источники и локализуют битву между Оршей и Крапивной - "bitwa u Orsze", "apud Orsam", " circa Orscha" и наконец, "за Оршею городом, за Днепром, на Кропивне (а не "за Крапивной"! - alexuslob) ".

А.Казаков не доверяет известию Герберштена, несмотря на то, что имперец, в отличие от других хронистов, был на месте сражения по прошествию всего нескольких лет, ему это место показывали, и про понтонный мост он подробно упомянул, и не случайным образом про переправу и место, и где конница шла, и где пехота.
"Г. не просто не договаривает, он противоречит другим источникам, по которым переправа была тайной "в другом месте". Никто, кроме Г., не говорит о переправе прямо под Оршей, не считая план Сарницкого, о котором ниже. Напротив, есть консенсус, что противник стерег единственную доступную переправу под Оршей, и потому пришлось в другом месте".

на самом деле, противоречий нет - "другие источники" вообще не локализуют место. А здесь вполне может быть и обратное - противник стерег другое место, какой-нибудь известный брод, а переправились у крепости? ))) тут что угодно может быть.

- По плану Сарницкого. Да, у него Березина есть - но план-то изображен вертикально, и понятное дело, масштаб не соблюден - там одна московитская телега величиной с город )) а переправа показана напротив надписи Orsz, что какбы подтверждает слова Герберштейна.

-Нельзя - и нет на то никаких причин - просто так взять и отмести известие Типографской летописи " побиша Литва под Оршею, за пять верст, великого князя воевод и многих поимаша воевод, князя Михаила Голицу с товарищи» всего лишь по той причине, что оно краткое!

- ну и наша Березина. Алесь полагает, что в УЛ перепутана Березина с Днепром. Но, во-первых - ведь как-то странно перепутана: "Они же сретошася о реце с литвою о Березене и стояша долго время: ни литва з Безыню не лезет к москвичам, ни москвичь к литве. И начаша литва льстити к москвием, глаголющее «Разоидемся на миру». А сама литва верх по Березине за 15 верст выше перевезошася к москвичем, и приидоша Литва сторонь безвестно на москвичь" Березина упоминается трижды, при том один раз в старорусской форме "Безынь" - не странно ли, три раза перепутать?
Во-вторых, именно противостояние на Березине и показано в польских латиноязычных источниках! "Mosci, ut jussum erat, ad fluvium Beresinam pervenientes, exercitum suum sub castra regia admoverunt ad perterrendos nostros ausu isto ac multitudine sua". Московиты, чтобы выполнить приказ, подошли к реке Березина , подступили своим войском к королевскому лагерю, чтобы устрашить наших своим множеством". Далее сообщается :"Королевские же, перейдя реку, двинулись строем на москов. Притом, что московиты в целом воздержались от битвы, отдельными сражениями испытывали судьбу; это произошло дважды". То же самое отражено в письмах к королю Венгрии и в послании папе Льву №10, и в бумагах Марино Сануто -мл.
Итак, 1. версия событий со стороны "московитов" - встретились на Березине, стояли, а потом якобы литва хитростью обошла русских.
2. версия польская - встретились на Березине , литва каким-то образом (каким - хитростью или на пролом - не сообщается) переправилась через Березину и двинулась на московитов, которые ретировались.
Есть ли достаточные основания утверждать, что в УЛ Березина перепутана с Днепром? Нет - ибо первое "стояние" на Березине подтверждается и польскими источниками.

по лекции А.Казакова про Оршу
alexuslob
Ознакомился приватно, в целом, такой формат весьма оригинален, и надо отметить, перспективный. Единственно - много посетителей не может вместить по сравнению с лекторием.
Затрону пока один тезис, прозвучавший в лекции коллеги - по локализации (о численности, если время будет - потом).
А.Казаков продолжает отстаивать тезис о том, что битва произошла между Крапивной и Дубровно. Вот здесь можно проехаться паровым катком. По мнению белорусского коллеги, озвученному в статье "Дзе адбылася Аршанская бiтва 1514 г.?" все те версии, которые локализуют место сражения между Оршей и Крапивной, «имеют довольно существенные недостатки, которые делают каждую из этих версий довольно сомнительной», тогда как его реконструкция «согласуется или, как минимум, не противоречит тем сообщениям источников, которые заслуживают доверия». Проблема в том, что эта версия разбивается о ряд аргументов.
По пунктам:
1. Если битва произошла не у крепости Орши, а ближе к крепости Дубровно, то она должна называться «Дубровенской». Между большинство источников, современных событию (т.е. 1514-1515 гг.) локализуют битву именно «у Орши». Если в эпистолярном комплексе «Acta Tomiciana» о месте сражения говорится неопределенно - «на берегах Борисфена» или «у Борисфена», "у Кропивны" - то в орденских документах вполне четко читается «у Орши на Днепре».
2. Текст секретаря королевы Боны Сфорца Станислава Гурского, который использует А.В. Казаков в своей реконструкции, на самом деле не подтверждает построения историка. Гурский прямо не упоминал об Орше, однако в описании разгрома и отступления «московитов» отметил один географический ориентир: "Sed etiam in flumine Kropiwna limoso ac riparum preruptarum in quatuor milliariis a loco pugne tantus in illia fuga Moscorum numerus una cum equis submersus est, ut fluminis cursus cadaveribus submersorum impeditus restagnaret; unde nostril, urgente siti, aquam sanguinolentam galeis hau-rientes potare coacti fuerint» («Даже в болотистом русле Крапивны и на ее обрывистых берегах в четырех милях от места битвы лежало большое количество московитов вместе с лошадьми, так что течение было запружено наваленной кучей трупов, и наши, сжигаемые жаждой, зачерпывали шлемами и пили кровавую воду»). Частица «даже» (etiam), употребляемая для смыслового выделения слов, используется здесь не случайно – автор хотел подчеркнуть, что даже в таком удаленном от битвы месте, как русло Крапивны, в четырех милях от сражения, находили трупы.
3. Добавим, что в имперских источниках также фигурирует сражение «у Орши» («bey Orsa») , что, несомненно, локализует произошедшее событие вблизи крепости. Затрагивая известия имперские, следует особо отметить свидетельство С.Герберштейна. А. Казаков относится к нему несколько скептически, поскольку, по словам историка, «рассказ (о битве – alexuslob) попал к С. Герберштейну уже в мифологизированном виде». Причины, по которым А.Казаков отбрасывает свидетельство имперского дипломата, непонятны. Описание сражения, может быть и мифологизировано, но никак не место сражения - С.Герберштейна эта битва явно интересовала – он упоминает о ней не один раз, ему даже место побоища было знакомо в 1517 и 1526 г. Вначале он пишет весьма неопределенно - и эти строки вроде как работают на две версии одновременно: «Между Оршей и Дубровно произошла упомянутая выше битва. Минуло немного лет, а там выросли такие высокие деревья, что трудно поверить, что здесь, могло найтись место для такого количества народу и войска (привет сторонникам "тьмочисленных" сил "московитов" ))))». Т.е. сопровождавшие дипломата по пути в Смоленск литовцы ему явно показывали место сражения, рассказывали, пусть и в «мифологизированном виде», об «избиении московитов». Но в другом месте своего сочинения Герберштейн с подробностями сообщает обстоятельства, предшествовавшие сражению: «Константин, наведя (плавучий) мост (покрытый камышовыми плетенками), переправил пехоту через Борисфен возле города Орши; конница же переправилась по узкому броду под самой крепостью Оршей » .
Герберштейн передает детальные подробности, почерпнутые, очевидно, от литовского источника – польско-литовские войска переправились на поле между Оршей и р.Крапивной. Таким образом они никак не могли оказаться на правом берегу Крапивны – для этого им надо было на глазах русских боевых порядков пройти несколько миль по пересеченному рельефу и еще раз переправиться через реку с очень крутыми берегами.
4. План Станислава Сарницкого к.XVI в. с подробным описанием расстановки сил локализует место сражения между Оршей и Крапивной.
5. Русский нарратив, также как и европейский, традиционно говорит о битве «под Оршею»: «Бысть побоище великое под Оршею», «послал … ко граду Оршу … и тамо ся учинил бой». В разрядах говорится, что «под Оршею воевод побили» . В родословцах и актовых документах XVI в. фразы «убит под Оршей», «убили на нашей службе под Оршею», «бой был государевым людем под Оршею» встречаются нередко . Ни в одном источнике не фигурирует крепость Дубровна или какой-либо другой географический ориентир.
Среди русских источников особо следует выделить Типографскую летопись, содержащую сведения об ориентире: «побиша Литва под Оршею, за пять верст, великого князя воевод и многих поимаша воевод, князя Михаила Голицу с товарищи». 5 верст (если брать 700-саженную версту XVI в.) – это около 7.5 км от крепости, что в очередной раз указывает на оршанское поле. Сведения Типографской летописи также противоречат реконструкции А.Казакова. «Московиты» после разгрома, естественно, под напором противника инстинктивно спасались по направлению на восток, к своим крепостям («побегоша к Смоленску» ), но никак не на запад. Неудачно отступить к обрывистым берегам по направлению к своим основным силам можно было бы только в том случае, если бы Крапивна находилась к востоку от построений, за спиной у русских войск.
В Холмогорской летописи (собрания Чертковых ОПИ ГИМ, бумага датируется по филиграням 1580-ми-1590-ми гг., т.е. список является более ранним, чем известный Погодинский список ХЛ, в котором статья о битве под Оршей отсутствует) говорится: «И множество войска литовьского перевезеся за реку за Орьшу против воевод великого князя. В то же время Литовский гетман болшей князь Констянтин Острожский, литовский воевода, объеде воевод великого князя лесы об ону страну Орши реки со многими воеводы ляцкими". «В то же время князь Констянтин Острожский заеха от лесу Смоленьска и наеха со зади на воевод великого князя и повеле в трубы трубити многи и во накры бити, изрядив многи полки и ударися со зади на воевод великого князя». Ни в одной летописи нет такого рассказа о тактическом приеме противника, обеспечившего ему победу. Короткие фразы московских летописей («с королевыми же воеводами многие желныры с пищалми, а место пришло тесно, и биша из лесов великого князя людей») как бы намекали на действия литовцев из засады, но прямо об этом не говорили. Холмогорская летопись, как и Устюжская летопись, очевидно, отразила какие-то воспоминания участников сражения. Соотнесем рассказ Холмогорской летописи со свидетельством С. Герберштейна: «Литовцы, умышленно отступив к тому месту, где у них были спрятаны пушки, направили их против наседавших московитов и поразили задние их ряды, выстроенные в резерве, но слишком скученные, привели их в замешательство и рассеяли» . Как видим, источники (Герберштейн писал со слов литовского источника) не противоречат, а дополняют друг друга.

Для того, чтобы доказывать и обосновывать другую локализацию (т.е. между Крапивной и Дубровной) необходимо опираться на источники, коих нет. В то же время, локализация сражения между Оршей и Крапивной подтверждается целым рядом источников.

битва под Оршей за бокалом пива
alexuslob
13 февраля 2017 г. в минском клубе Beer-and-Wine состоялось заседание “Цэху жывой гісторыі”, на котором выступал мой давний оппонент и коллега Алесь Казаков. Вот здесь - описание действа.

Что хочу отметить: перед нами - журналистское описание со своими интерпретациями, инсинуациями и экзерсисами ("воины света", "протоватники" и т.д.). В реальности, думаю, за Алеся многое додумал и, возможно, переиначил журналист budzma.by . Так что просьба не клеймить коллегу историка.
О тезисах коллеги выскажусь, наверное, чуть позже, когда ознакомлюсь в приватном порядке с выступлением.

МГУ и диссертация министра
alexuslob
я, наверное, тупой, ни хрена не понял, шо цэ було? )) позорище какое...."Такое решение, пояснил декан исторического факультета МГУ Иван Тучков, было принято из-за того, что подозрений в плагиате научной работы Мединского нет." - разве речь шла о плагиате? я лично уверен, что работу Господин Министр писал сам )))))

Новинка: Бессуднова М. Б. Специфика и динамика развития русско-ливонских противоречий
alexuslob
вот, новая книга!

Оригинал взят у ordoteutonicus в Новинка: Бессуднова М. Б. Специфика и динамика развития русско-ливонских противоречий
Бессуднова М. Б.
Специфика и динамика развития русско-ливонских противоречий в последней трети XV века
Липецк: Липецкий государственный педагогический университет имени П. П. Семенова-Тян-Шанского, 2016. — 464 с. : ил.
ISBN 978-5-88526-698-7


В монографии представлен комплексный анализ объективных и субъективных факторов, предопределивших ухудшение отношений государств ливонской конфедерации, Ливонского ордена и Ганзы с Великим Новгородом, Псковом и Московским государством и послуживших предпосылками русско-ливонской войны 1501—1503 годов. Издание является результатом многолетней скрупулезной работы, произведенной М. Б. Бессудновой в библиотеках и архивах Берлина, Таллинна, Риги, Стокгольма, Вены и др., и представляет собой новый этап изучения темы. Русско-ливонские противоречия исследуются не в плане двусторонних отношений, но в широком экономическом, потестарно-правовом, политическом и идеологическом контексте с учетом воздействия сторонних субъектов (Ганзы, Орденской Пруссии, Великого княжества Литовского, Швеции, Дании, империи и папства). Существенно расширен тематический ряд исследования, в котором затронуты, в частности, проблемы псковско-дерптских пограничных конфликтов, русско-ливонской войны 1480—1481 годов, «необычной торговли», политики верховных магистров Немецкого ордена и римской курии.
Книга адресована специалистам-историкам, а также всем интересующимся российской и зарубежной историей начала Нового времени.

"В настоящей монографии представлен результат комплексного исследования широкого спектра факторов, содействовавших дестабилизации русско-ливонских отношений в конце XV века, главным образом трех его последних десятилетий, явившихся преддверием первого широкомасштабного вооруженного конфликта — русско-ливонской войны 1501—1503 годов. При написании этой работы был использован обширный рукописный материал из архивов Берлина, Таллинна, Риги, Стокгольма, Вены и др., который отсутствует в наших более ранних книгах, и обозначены новые направления поиска, призванные помочь выявлению тенденций в развитии русско-ливонских отношений в XV веке. Большое внимание уделено специфической природе территориальных и торговых конфликтов, а также изменениям экономического, политико-правового, дипломатического плана, произошедших в них вследствие присоединения Великого Новгорода к Московскому государству."


Панкратов А.Г. К развернувшейся дискуссии после выхода статьи О.В. Шиндлера ...
alexuslob
Оригинал взят у milhist_info в Панкратов А.Г. К развернувшейся дискуссии после выхода статьи О.В. Шиндлера ...
Панкратов А.Г. К развернувшейся дискуссии после выхода статьи О.В. Шиндлера «Смена доспешной моды на Руси во второй половине XV века»




Несин М.А. Русско-литовское противостояние 1406-1408 гг.
alexuslob
Оригинал взят у milhist_info в Несин М.А. Русско-литовское противостояние 1406-1408 гг.
Несин М.А. Русско-литовское противостояние 1406-1408 гг. (С 1405 до осени 1406 г., до стояния на р. Плаве)

Данная работа посвящена начальному этапу русско-литовского противостояния 1406-1408 гг., автор рассматривает промежуток с 1405 по 1406 г.



Филюшкин - птенец гнезда Мединского ))))
alexuslob
Охренеть, дайте две!

и те люди, которые в предмете обсуждения ни хера не понимают, пытаются чего-то там обсуждать!

?

Log in