March 20th, 2018

Объява из фб

Помнится, как-то я сетовал на то, что Воинские книги, первые военно-теоретические трактаты, у нас не изданы, и что они сами очень плохо изучено. Когда-то я занимался "воинскими книгами", но тема настолько глубока, что мне не поднять было. Как промежуточно-тезисное я публиковал здесь: "Воинские книги" 1607-1620 гг.: опыт заимствования европейской военно-теоретической науки
И вот, наконец, радость, стыренная у Петра Прудовского - Доклад Олега Русаковского (с это тезисами и сравнительной таблицей я знаком):
Многоуважаемые коллеги!
Общество молодых ученых и специалистов РГАДА приглашает вас посетить доклад О. В. Русаковского
(PhD, университет Тюбинген)

«Воинские книги» 1607/1620 гг. и их немецкий оригинал: Попытка сопоставления

Доклад состоится 2 апреля в 14:00 в читальном зале, здание РГАДА, ул. Б. Пироговская, д. 17

Доклад посвящен истории создания т. н. «Воинских книг» – первого перевода или
переложения европейского военного трактата на русский язык. Памятник известен в двух
существенно отличающихся друг от друга редакциях. Первая из них была выполнена в
1606 – 1607 гг. переводчиками Посольского приказа Михаилом Юрьевым и Иваном
Фоминым и дошла до нашего времени в двух весьма неполных списках. Вторую в 1620 г.
завершил московский печатник и оружейный мастер Анисим Михайлов Радишевский. Его
труд сохранился в двух списках значительной полноты, а также в издании конца XVIII в.,
сделанном по утраченной вскоре после этого рукописи Оружейной палаты.
Считается общепризнанным, что основным, а возможно и единственным источником
русских воинских книг послужил второй том компендиума «Kriegßbuch»,
принадлежавшего перу Леонхарда Фроншпергера и впервые увидевшего свет во
Франкфурте-на- Майне в 1573 г. Неясным остается, однако, в какой степени текст
Фроншпергера был переработан и дополнен его русскими переводчиками.
Исследователями неоднократно высказывались предположения о включении в состав
«Воинских книг» переводных фрагментов из других иноязычных сочинений, а также о
существовании утраченных ныне русских переводов иных трудов Фроншпергера.
Наконец, дискуссионным остается вопрос о соотношении первой и второй редакций
памятника и о творческом вкладе Радишевского в их создание.